nfs-shift.ru

«Мне жена говорит: «Ты надоел уже, езжай подерись». Репортаж, который сделает вам больно

«Мне жена говорит: «Ты надоел уже, езжай подерись». Репортаж, который сделает вам больноАлександр Лютиков отправился в Ингушетию на турнир по ММА: видел один ужасный перелом, множество травм полегче и то, как спортсменов в прямом смысле выворачивает в раздевалке после боя. Но было и хорошее: в тексте вам повстречается очень приятный ингушский тяжеловес, который пишет стихи. Его, правда, потом нокаутируют.

Три баннера с изображением Путина в первые три минуты пути из аэропорта Магас в Назрань. Коровы, лошади, бараны по обочинам, бескрайние яблоневые сады. Модный магазин VIP ИНГ и торговые ряды, где «Мир компакт-дисков «У Расула» соседствует с исламскими магазинами «Мусафир» и «Гурия». Стоящий в горах КамАЗ – МФЦ на колесах, который обслуживает больше двух тысяч жителей Джейрахского района. Спортплощадка с надписью «Газпром – детям» на берегу быстрой горной речки. Родниковая вода в бассейне курорта Армхи – на высоте 1600 метров. История про то, как идешь ночью в горах, а волки воют и ты держишься за рукоятку ножа (рассказывал человек, который в 58 лет прошел пешком около 70 километров на летний турнир компании М-1 «Битва в горах»). Простота ингушской журналистки, которая на пресс-конференции трогательно обратилась к президенту М-1 Вадиму Финкельштейну: «У меня вопрос к вам, Финкельштейн… Я извиняюсь». Переводчик с английского на ингушский на мастер-классе польского бойца Марчина Тыбуры. Текстовое объявление «Продается шуба» и номер телефона – во весь экран местного эфира на канале «Россия» (я зачем-то позвонил по объявлению – оказалось, шуба черная, длинная и продается за 70 тысяч, потому что прежняя хозяйка чуть располнела).

Короче, мне будет что вспомнить, когда в Москве я встречу удалой автомобиль с ноль-шестыми номерами.

Эта ринг-герл не замужем: на ее голове не повязан платок. Публика в Назрани была этим особенно воодушевлена

Эта ринг-герл не замужем: на ее голове не повязан платок. Публика в Назрани была этим особенно воодушевлена

Тут надо быть честным: турнир в Ингушетии с виду был таким, что если бы я не поехал, то посмотрел бы оттуда ровно один бой – главный: поляк и действующий чемпион М-1 в тяжелом весе Тыбура против опасного хорватского ударника Делии.

Вот смотришь состав участников – и скучаешь. Украинец с соотношением побед и поражений 8-7 против ингуша со статистикой 4-0 – понятно же, что такого украинца привезли, чтобы у ингуша стало пять побед. Или боец из Старого Оскола (1-0) против местного, у которого 0-0, – кого это может всерьез заинтересовать кроме старооскольца и местных?

А потом украинец побеждает нокаутом – и в зале долго стоит тишина. А парень из Оскола с местным дебютантом закатывают такие 15 минут боя, что одного выносят, а другому становится плохо в раздевалке.

Сейчас все расскажу.

***

Мураду Измайлову 29 лет, у него диплом по уголовному праву, но зарабатывает он другим: работает тренером в Ингушетии и выступает в ММА: четыре победы, все в первом раунде. Крупный такой, приятный парень. Легко находится видео, где он берет мегафон и пытается успокоить болельщиков взрывоопасного матча ингушского «Ангушта» с осетинской «Аланией». А еще есть блог Измайлова в ЖЖ, где он четыре года назад выкладывал свои стихи.

Я спрашиваю, думал ли он о работе по специальности. Он отвечает: «Если карьера в боях не заладится, есть куда пойти».

— Бои хорошо кормят?

– В М-1 гонорары подросли в сравнении с тем, что было еще два года назад, – говорит Измайлов. – Плюс они в долларах, бойцам это на руку. Но нельзя быть уверенным, что ты проведешь, например, шесть боев в год и нормально заработаешь. Случаются травмы, так что нельзя ничего гарантировать. А когда ты только начинаешь, значительная часть гонораров уходит на подготовку, на тренировочный лагерь. Трехмесячный цикл подготовки, если все учесть, обходится в тысячу долларов (это если совсем по минимуму) и может дойти до двух. Ты ведь помимо нагрузок должен получать и курс витаминов, спортивного питания. А сейчас это все подорожало.

На бой с украинцем Евгением Болдыревым Измайлов поехал из родительского дома: Мурад младший сын в семье – и согласно традициям должен жить с отцом и матерью.

Это сразу казалось очень предсказуемым. Стоит уверенный Мурад, за которого болеют две полные трибуны и президент Ингушетии возле ринга. А напротив Болдырев с Украины – пониже ростом, татуированный, с заметным животом.

Все заняло 98 секунд. Вот Мурад бьет мощные лоукики. Левша Болдырев отвечает тяжелым одиночным ударом в печень. В следующей атаке украинец снова показывает удар в корпус, а бьет в голову. Измайлов падает, это нокаут – и в зале становится как-то по-особенному тихо. «Погаснет свет, наступит мрак – и станет другом бывший враг», – писал Мурад Измайлов в стихотворении «Греховный дождь».

«Мне жена говорит: «Ты надоел уже, езжай подерись». Репортаж, который сделает вам больно
Добравшись до раздевалки, 34-летний Болдырев рассказал свою историю. До 25 лет он не занимался единоборствами, только качался. Потом начал, и вскоре пошли победы по боевому самбо: сначала чемпионат Харьковской области, потом чемпионат Украины. Дозанимался до того, что бросил работу в охране и теперь зарабатывает, выступая в ММА. На подготовку к бою с Измайловым у него было меньше недели: Болдырев вышел на замену другому украинскому бойцу.

– Во вторник звонят: «В воскресенье бой в Ингушетии. Поедешь?» А у меня рука разбитая, ёперный театр. Ну, я сказал, что поеду. Во вторник и среду сделал тренировки на функционалку. Ставил себе на беговой дорожке подъем в гору, хорошую скорость – и бежал три раунда по пять минут. Потом шел делал легонькую круговую тренировку: отбросы ног, пресс, прыжки – чтобы сбивалось дыхание. А вечером по лапам бил, только руку берег.

— А зачем согласились драться с травмой?

– Да я вот не дрался какое-то время – и начал просто в быту с людьми закусываться, конфликтовать, злиться. Мне жена говорит: «Тебе надо подраться съездить, а то ты надоел уже». И правда – когда побьешься, сразу такой спокойный становишься. Вот я и поехал. Перед боем не нервничал особо. В голове должны быть мысли только о хорошем: я думаю, как домой вернусь, семью увижу. Не надо накручивать себя.

Кажется, единственный момент, когда Болдырев серьезно понервничал перед боем, случился на завтраке в гостинице: он пришел туда и увидел, что кончается творог.

– Я же должен нормально позавтракать в день боя, потому что днем бой и перед ним я уже не пообедаю. Мне с утра надо зарядиться. А тут пришел – там творога совсем мало осталось, его разобрали уже спортсмены. Я подошел – и давай его вышкребать. Если я плохо поем утром, то как я драться буду? Во мне 115 кг, мне же надо как-то кормить этот вес. Я поел творога сколько осталось, потом омлет, сосиски – наелся, даже овсянку есть не стал. Чему меня научили первые бои: никакой тяжелой пищи. Бывало, поешь картошки перед боем – и потом сам как картошка: тучный такой, не можешь ни двигаться, ни бороться. Сейчас я за неделю до турнира стараюсь жареного не есть ничего, чтобы печенку не нагружать. Иначе функционалка просядет.

У Болдырева на голени вздулась огромная шишка: последствия чужого лоукика. Но врачи в раздевалку пришли не только к нему.

Евгению Болдыреву бинтуют голень. На заднем плане – Максим Грабович.

Евгению Болдыреву бинтуют голень. На заднем плане – Максим Грабович.

Максим Грабович шел после 15 минут боя, пошатываясь. Его поздравляли с победой. Слово «спасибо» в ответ Грабович произносил так: «Спаси… (вдох)… бо… (выдох)». Зашел в раздевалку, встал к открытому окну и сказал: «Хреново».

Максим лег на пол. Потом еле поднялся, сделал пару глотков, прошаркал до умывальника, рядом с которым висели старые жизнерадостные афиши концертов Стаса Михайлова и Артема Солодовникова, включил холодную воду и уткнулся головой в кран. То одну руку под воду подставит, то другую. Потом тяжело опустился на стул, повесил голову и закрыл глаза.

Через двадцать минут после того, как Грабович вернулся с боя, его прямо в раздевалке начало мучительно рвать чем-то черным. То ли последствия сотрясения, то ли наглотался собственной крови, то ли все вместе. Тут я отличился потрясающей сообразительностью и решил позвать врача. Сделать это было реально больше некому: рядом не было его тренера (ему в тот момент действительно нужно было готовить к выходу на бой другого спортсмена), а остальные бойцы в раздевалке притихли и обменивались репликами в духе «Он выиграл бой?» – «Да». – «Как же тогда себя чувствует тот, который проиграл?» – «Который проиграл – его под руки с ринга уводили».

Первый повстречавшийся в коридоре человек с бейджиком вызвал по рации врачей, через минуту они были в раздевалке. Максима осмотрели, увели – и вернули минут через 40 заметно посвежевшего.

– Глюкозы вкололи, потом я на улицу сходил подышал, чаю сладкого выпил и потихоньку пришел в себя, – через час после боя Максим уже мог улыбаться. – Я и не ел-то перед боем толком. Нам в обед что предложили – картошку и две котлеты. Ну, не та это еда, чтобы перед самим боем есть. Дали бы каши хоть. И я не съел ничего особо, овощей и хлеба в себя закинул – чтоб хотя бы желудок не был совсем уж пустым. А потом на голодный желудок продышался сильно, нагрузку серьезную перенес – вот и отходил так долго.

Надо сказать, в то, что Максиму отдадут победу, не особо верилось. Он дрался с местным спортсменом, а до этого на турнире бились два ингуша – и оба проиграли. И вот судьям предлагалось решить – давать ли третьему ингушу поражение в более-менее равном бою. Ну да, Грабович выиграл два раунда из трех, но преимущество сложно было назвать подавляющим. На трибунах ударам Максима в полной тишине аплодировал, кажется, только корреспондент «МК» Сафонов – человек, судя по всему, исключительной отваги. А когда по Грабовичу попадал Эльмурзиев, от шума закладывало уши.

Максим Грабович (слева) и Адам Эльмурзиев.

Максим Грабович (слева) и Адам Эльмурзиев.

– Когда он попадал по мне или бросал меня – трибуны вообще взрывались, – говорит Грабович. – В барабан быстро бить начинали – у меня до сих пор в ушах этот звук. Отвечаю, когда третий раунд кончился, я думал, что мне победу не дадут. Был уверен: либо местному присудят, либо четвертый раунд назначат.

Судьи раздельным решением отдали победу Грабовичу, президент Ингушетии Евкуров высказался в том духе, что такие поражения очень полезны бойцам из его республики, а М-1 признала Грабович – Эльмурзиев лучшим боем турнира и досыпала им денег к гонорарам. Надо сказать, вменяемое судейство и отсутствие популярной в России концепции «все неместные проиграют» – это отличительные черты М-1.

О чем по-настоящему переживал Максим после боя: в отеле он оставил телефон и в ближайшие три часа не мог позвонить родным, которые смотрели этот бой. Мы, конечно, тут же взялись звонить.

– Родители смотрели, – говорит Максим. – Молились за меня. В церковь ходили. С их молитвами я выиграл.

***

К главному бою уже стемнело, похолодало, над ярко освещенным рингом кружились мотыльки.

Хорват Анте Делия выигрывал первый раунд у действующего чемпиона М-1 в тяжелом весе поляка Марчина Тыбуры, пока не пробил лоукик. Тыбура подставил под удар колено – и Делия сломал голень. Видео лучше не смотреть, но вдруг кому-то хочется вздрогнуть.

Президент Ингушетии Евкуров сразу сказал, что если будет надо, то Делию отправят в Москву бортом МЧС. Но вроде не понадобилось: прооперировали в Ингушетии, скрепили кости пластинами.

В раздевалках валялись бутылки из-под воды, повсюду были разбросаны срезанные с рук после боя бинты. В коридорах бродили бойцы – вот расстроенный проигравший туркмен со сломанной рукой, вот очень волевой парень из Екатеринбурга с разбитой головой, о которую туркмен и сломал руку. Украинец Евгений Болдырев чуть похрамывал: он уже отошел от боя – и тело стало подавать болевые сигналы. Заболел локоть, начал пульсировать болью кулак, да и нога не просто так замотана.

– Я вот домой приеду, меня там жена и ребенок встретят, – мечтательно произнес Болдырев. – И недели две у меня не будет желания драться.
По материалам sports.ru


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ

Введите Ваш адрес электронной почты,

Подписаться!