nfs-shift.ru

Хабиб Нурмагомедов: «Трэштокер» — это тот, кто несет мусор, а я за слова отвечаю

Российский топовый легковес UFC Хабиб Нурмагомедов, принявший участие в мастер-классе, организованном в Москве компанией Reebok, в эксклюзивном интервью порталу sportbox.ru рассказал о восстановлении после травмы, дал прогнозы на бои Алдо-Макгрегор и Кормье — Джонс 2, а также назвал свой любимый европейский футбольный клуб.

Хабиб Нурмагомедов: «Трэштокер» - это тот, кто несет мусор, а я за слова отвечаю— Вопрос, без которого обойтись не могу. Как здоровье, как проходит восстановление после травмы?

— Сейчас я в Москве прохожу реабилитацию, она близится к концу. Весь ноябрь у меня отдых, а с декабря уже потихоньку начну в форму входить.

— То есть никаких тренировок вы сейчас не проводите?

— Да, никаких. Сплю до обеда, кушаю много.

— Какой вес у вас? Визуально вы неплохо набрали…

— Сейчас у меня где-то 87 кг.

— Любому спортсмену неприятно в очередной раз пропадать из октагона из-за травмы. Но, положа руку на сердце, что в этой ситуации было больнее — сам факт отмены поединка, или реакция некоторых болельщиков?

— Меня могут понять лишь те, кто ломали ребра. А что касается реакции болельщиков, то к ней я отношусь спокойно. Конечно, бывает неприятно. Но я самокритичный человек и к критике отношусь нормально. Так что все хорошо, пускай особо не критикуют.

— В этой ситуации вспоминаются ваши слова о российских болельщиках, где вы говорите, что они чуть ли не самые плохие…

— Не сказал бы я, что они самые плохие. Просто бывают люди гнилые, но это относится не к представителям определенной страны, а просто к конкретным людям. Нам надо учиться у ирландцев, канадцев тому, как они поддерживают своих бойцов. Я не говорю сейчас про себя, а про всех наших ребят, которые дерутся в Америке, в UFC. Нам очень нужна поддержка фанатов, потому что как таковой ее у нас нет, ведь мы бьемся не на своей земле. И если наши не будут за нас болеть, то кто это будет делать? Фанаты должны быть более патриотичные. А про гнилость… Повторюсь, это не ко всем относится, а к конкретным людям. И тут нет никакой связи с национальностью.

— После известия о травме вы заявили, что можете завершить карьеру. Я так понимаю, что сделано это было в сердцах. Кто повлиял на то, что вы в итоге решили остаться в ММА? Отец, товарищи, или вы действительно просто сами осознали, что поторопились с выводами…

— Отец повлиял. Он сказал мне: «Хабиб, я привел тебя в зал, и я скажу, когда ты закончишь карьеру». Я особо не возражал, ведь отец у меня до сих пор в форме и может как следует «навалять» (смеется). Да и в душе я особо не возражал. Он все правильно сказал. Потому что я не должен ставить под сомнение его мнение. Ведь отец — это отец.

— Узнав о травме, через соцсети слова поддержки вам выразил ваш давний соперник Энтони Петтис. Считаете ли вы, что это было сделано искренне, и если да, то можно ли сказать, что ваша вражда в «твиттерах» и «инстаграмах» завершена?

— Понмните, когда я сломался перед боем с Ковбоем Серроне 23 мая? Когда это случилось, Петтис написал, что это карма. А потом, через неделю он сам сломался. Но я не стал писать ему что-то типа «вот и тебе карма». Я просто написал «выздоравливай». Сейчас, когда я травмировался, он мне то же самое ответил. По поводу искренности его слов, я не знаю, ведь мне не дано в его сердце заглянуть. Но я хотел бы с ним подраться…

— То есть он остается вашим самым принципиальным соперником?

— Скажем так, самый принципиальный мой соперник — это пояс чемпиона UFC. У кого он будет — меня не особо волнует. А так, с Петтисом мне бы хотелось помериться силами. Я всю жизнь в спорте и люблю соперничество. А Петтис — один из тех, с кем бы я хотел подраться.

— По сообщениям СМИ, вы выразили желание выступить на турнире UFC 6 февраля. Есть ли уже конкретика в этом вопросе?

— Есть, я сто процентов там драться не буду. Потому, что я вижу, как тяжело проходит восстановления после травмы ребра. Так что до конца декабря я буду в себя приходить, поправлять здоровье. А уже с начала января приступлю к тяжелым тренировкам. Раньше марта я не приму бой.

— То есть ваши слова были неверно истрактованы?

— Нет, просто на тот момент я думал, что все с травмой будет легче. Теперь понимаю, что 6 февраля — это рано.

— Вы наверняка слышали историю с защитным жилетом, который Лоренцо Фертитта купил чемпиону в полулегком весе Жозе Алдо. Ведь бразилец также, как и вы, снялся с поединка (против Конора Макгрегора) из-за травмы ребра. Считаете ли вы эту идею здравой, или, может быть, всевозможные жилеты вы считаете глупостью?

— Сейчас медицина очень далеко зашла и есть вещи, о которых мы с вами даже не знаем. Недавно, неделю назад, Лоренцо мне писал, спрашивал, когда я буду в Лас-Вегасе. Я сказал, что где-то 12 декабря. Ведь уже 19 декабря драться будут мой брат Абубакар и спарринг-партнер Марат Магомедов на турнире WSOF. Лоренцо ответил, что надо увидеться. Надеюсь, что он мне тоже жилет подарит (смеется). Посмотрим, мне кажется, что он действительно поможет. Я недавно читал интервью Алдо и он сказал, что жилет реально помогает. Почему бы и мне не попробовать?

— Не отходя далеко от персоны Алдо, хочется спросить про их грядущий бой с Макгрегором. Кому ваши симпатии отданы?

— Однажды я прочел высказывание Оскара-Де Ла Хойи. Его спросили, за кого он будет в поединке между Флойдом Мейвезером и Мэнни Пакьяо. Оскар ответил: «В душе Пакьяо, в голове — Мейвезер». У меня то же самое. В душе я хочу, чтобы Жозе выиграл, а головой я думаю, что Конор победит. Я считаю, что ирландец — представитель нового поколения бойцов. Но Алдо мне более симпатичен. А если трезво оценивать, я считаю, что Макгрегор выиграет.

— Вы, наверное, являетесь, если можно так выразиться, первым российским «трэштокером» в ММА. Конор в этом также хорош. С вами в мастер-классе участвует другой наш боец UFC Рашид Магомедов. У него на счету уже четыре убедительные победы в октагоне, но топов ему пока так и не давали. Тот же Макгрегор чуть ли не после первого боя создал вокруг себя шумиху, а в четвертом поединке уже бился с Дастином Порье. Могли бы вы посоветовать Рашиду немного больше внимания уделить этому аспекту, или ему лучше продолжить следовать своим путем?

— Ничего никому советовать я не хочу. Во-вторых, я не «трэштокер». Я понимаю, что вы имели в виду, но мне само это слово не нравится. Я говорю, то, что я думаю, и всегда отвечаю за свои слова. Если дословно перевести «трэштокер», то это человек, который несет мусор. Понятно, что в это понятие далеко не все вкладывают подобный смысл, но я перевожу все дословно. А что касается Рашида, то у него свое видение жизни, бизнеса в ММА. Считаю, что он на правильном пути, у него уже четыре победы в октагоне. Пускай делает свое дело.

— Вы сказали, что пояс UFC — ваш главный соперник. Насколько далеко вы готовы зайти ради него? Помню, как в интервью мне ваш брат и партнер по тренировкам Ислам Махачев сказал, что никогда не стал бы с вами драться. Вы, я уверен, тоже…

— Да, это сто процентов, никогда не стал бы биться с ним.

— А если, допустим, между вами и поясом встанет Рашид?

— Скажу честно, ехать в Америку и драться со своим земляком мне не особо хочется. Но кто знает, все может случиться. Может, у меня будет пояс, а он претендентом, или все будет наоборот. В любую минуту может все поменяться. Конечно, за пояс я бы не хотел драться ни с Исламом, ни с Рустамом Хабиловым. Мы ученики одного тренера, моего отца. Мы выросли вместе, жили вместе. И с этими бойцами я не собираюсь драться. А с Рашидом мы могли и в России побиться, как у меня было с Шахбулатом Шамхалаевым. Если будет безвыходное положение, я, конечно, приму бой. Но, повторюсь, не хотелось бы.

— Ваш товарищ по АКА Дэниэл Кормье сейчас чемпион. Но Джон Джонс вернулся. Абстрагируясь от ваших личных отношений с Ди Си, считаете ли вы, что Кормье сможет выиграть у Боунса? Ведь в первом бою, будем откровенны, Джон переиграл его по всем статьям…

— Да, согласен. Еще тут есть такой большой фактор — возраст. Думаю, предстоящий бой будет очень тяжелым для Кормье. Он выиграл пояс, защитил его. Провел два очень хороших поединка. Мы знаем, что именно в таких противостояниях боец растет как профессионал. Думаю, что в первом бою с Джоном Кормье мешала психология. Ведь было слишком много шумихи вокруг них. Ди Си сам мне об этом сказал. Буду надеяться, что Дэниэл все-таки возьмет реванш у Джонса. Хотя будет очень тяжело…

— Ну и такой, совсем не бойцовский вопрос. Но он интересует многих наших пользователей. Вас видят то в футболке «Ювентуса», то «Милана», то «Интера». За кого вы все-таки болеете? Понятно, что берем иностранные клубы, ведь в России вы за «Анжи».

— Хоть вы и попросили «Анжи» не затрагивать, но в 1999 году я посетил матч этой команды и с тех пор болею за нее. Если говорить про европейские клубы, то я всегда поддерживал мадридский «Реал». А эти футболки «Интера», «Ювентуса», «Милана»… Мне их просто дарили и я носил, качество-то хорошее (смеется). А так я не являюсь таким уж большим фанатом футбола. Но слежу за этим видом спорта, знаю о нем достаточно много, историю знаю.

Отметим, что мастер-класс был приурочен к презентации новой совместной коллекции Reebok и UFC в России.

По материалам sportbox.ru 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ru_RURussian
en_USEnglish ru_RURussian
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ

Введите Ваш адрес электронной почты,

Подписаться!